Дэвид Ллойд Джордж

Вс, 01/18/2015 - 20:28

Дэвид Ллойд Джордж
(1863—1945)

Дэвид Ллойд Джордж, 1890 г.

Дэвид Ллойд Джордж в 1904 году, вместе со своей собакой

Групповое фото участников конференции 8 мая 1907 года. Крайний слева в верхнем ряду — Уинстон Черчилль, в то время заместитель министра по делам колоний. Перед Черчиллем, крайний слева, сидит занимающий в тот момент пост премьер-министра Герберг Асквит. Крайний справа сидит будущий премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж

Ллойд Джордж с женой (слева) и своим другом Уинстоном Черчиллем (справа). Крайний справа — личный секретарь Ллойд Джорджа г-н Кларк. 1908 г.


«Первоклассный буржуазный делец и политический пройдоха, популярный оратор, умеющий говорить какие угодно, даже революционные речи перед рабочей аудиторией, способный проводить изрядные подачки послушным рабочим в виде социальных реформ (страхование и т.п.), Ллойд Джордж служит буржуазии великолепно и служит ей именно среди рабочих, проводит ее влияние именно в пролетариате, там, где всего нужнее и всего труднее морально подчинить себе массы».
В.И. Ленин

Ллойд Джордж Дэвид, первый граф Двайфор — британский либеральный политический и государственный деятель. В качестве премьер-министра Соединенного Королевства возглавлял коалиционное правительство военного времени в 1916–1921 гг. В 1926–1931 гг. — лидер Либеральной партии. Занимая должность канцлера казначейства (1908–1915), он был ключевой фигурой при внедрении многочисленных реформ, легших в основу современного общества всеобщего благосостояния.
Из современной энциклопедии

Дэвид Ллойд Джордж был первым и пока единственным премьер-министром Великобритании — валлийцем по происхождению. Будущий граф Двайфор родился 17 января 1863 г. в Манчестере, где его отец Уильям Джордж работал школьным учителем. В марте 1963 г. слабое здоровье вынудило мистера Джорджа оставить городскую жизнь, вернуться в родную деревню и заняться работой на ферме. Увы, это не помогло, год спустя он умер от пневмонии, а его вдова Элизабет Джордж вместе с тремя детьми — Мэри, Дэвидом и Уильямом — нашла приют у своего брата Ричарда Ллойда, который держал небольшую сапожную мастерскую в деревушке Лланистадви близ городка Криччита (графство Карнарвон, Северный Уэльс). Дядя с материнской стороны заменил Дэвиду отца, и мальчик принял решение носить его фамилию наряду с отцовской.

«МОИМ ПЕРВЫМ ПАРЛАМЕНТОМ БЫЛА КУЗНИЦА…»

Ричард Ллойд был небогат, но пользовался большим уважением среди соседей, был глубоко верующим человеком и принимал активное участие в жизни местной религиозной общины нонконформистов. Он горячо желал, чтобы племянники достигли в жизни большего, чем это удалось ему самому, и по его настоянию Дэвид начал изучать юриспруденцию. Денег на приличное учебное заведение не хватало, и после окончания начальной школы молодому человеку оставалось рассчитывать лишь на самообразование. За учебники он засел вдвоем с дядей. Они вместе изучали французский язык, латынь, юриспруденцию. В то же время Дэвид работал клерком в юридической фирме. В 1884 г. он блестяще сдал последний экзамен, необходимый, чтобы стать солиситором (стряпчим), а год спустя завел собственную практику, используя в качестве офиса заднюю комнату в мастерской своего дяди. До самой своей смерти в 1917 г. Ричард Ллойд имел огромное влияние на племянника, тогда уже премьер-министра Британской империи.

Первыми клиентами молодого юриста были его скромные соседи — бедные арендаторы, ремесленники, рыбаки. Ллойд Джордж вел их дела добросовестно и искусно, о нем пошла добрая слава. Практика процветала, и уже пару лет спустя Дэвид, сделав своим партнером брата Уильяма и создав юридическую фирму «Джордж и Джордж», смог открыть филиалы в окрестных городках. В 1888 г. он женился на Маргарет Оуэн, дочери зажиточного фермера.

Политическая деятельность Дэвида Ллойд Джорджа началась примерно тогда же, когда и его юридическая карьера. «Моим первым парламентом была кузница, где мы дискутировали и решали все непонятные вопросы политики, теологии, философии и науки», — вспоминал он впоследствии. С семнадцатилетнего возраста Дэвид писал в местной газете, обличая британский империализм. Заметки он подписывал весьма романтическим псевдонимом — Брут. В этот период жизни самый актуальный для него политический вопрос — самоуправление Уэльса, защита валлийцев от национального и религиозного гнета англичан. Весной 1888 г. молодому юристу и начинающему политику подвернулось дело, имевшее довольно широкий резонанс и принесшее ему известность за пределами родного округа.

В местечке Лланфротен пастор англиканской церкви запретил хоронить одного из местных жителей на городском кладбище, узнав, что похоронную церемонию хотят провести по баптистскому обряду. Родственники покойного обратились за помощью к Ллойд Джорджу, тот посоветовал взломать запертые пастором кладбищенские ворота и провести церемонию по своему усмотрению. На последовавшем вслед за этим судебном разбирательстве он представлял интересы баптистского семейства и добился вердикта присяжных: «Ворота были сломаны, потому что они были незаконно заперты». Но судья, местный помещик, поддержал англиканского пастора. Окончательно дело решил апелляционный суд в Лондоне. Он отверг жалобу пастора, а молодой провинциальный солиситор удостоился хвалебных отзывов в столичных газетах. В том же году Ллойд Джордж был избран олдерменом муниципального совета графства Карнарвон, а два года спустя (1890) — депутатом в парламент от либеральной партии. Он стал самым молодым членом Палаты Общин.

Другие материалы рубрики


  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Европа в целом благосклонно оценивает «1812 год», но былого всеобщего восторга, как при показе Туркестанских, Балканских и Индийских полотен в 70-е годы, теперь нет. Почти за десятилетний перерыв в общении с европейской публикой многое изменилось. Умами современной молодежи, да и старшего поколения, начинают прочно овладевать модернистские течения и, прежде всего, импрессионисты.
    Чтобы возвратить утраченные позиции, Верещагину теперь как никогда нужна моральная поддержка. Но по горячности и невыдержанности характера он давно дистанцировался от передовых российских художников, многие годы находился в разрыве с влиятельным критиком и покровителем его таланта Владимиром Васильевичем Стасовым. Прервал связь с Иваном Николовичем Терещенко.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Личность императора-иконоборца Льва III всегда вызывала живой интерес — и при этом всегда освещалась тенденциозно. С одной стороны, православные писатели по понятным причинам любили изображать его кровожадным чудовищем. С другой стороны, многие историки относятся ко Льву Исавру с сочувствием и среди многочисленных сведений, предоставленных православными писателями, стараются выбирать такие, которые рисуют его наиболее симпатичным. Получается двойное искажение, и неизвестно, всегда ли второму удается компенсировать первое. Свидетельства же его сторонников и современников до нас практически не дошли. Но как бы мы ни относились к деятельности этого императора, биография у него интересная и насыщенная красочными событиями.
    Лев III происходил из небогатой и незнатной семьи. Его эпитет Исавр, давший название основанной им династии, происходит от названия народа, к которому он принадлежал. Исаврийские племена занимали восточные районы полуострова Малая Азия. Заселенные ими территории граничили с землями, подвластными арабам. Исходя из этого строят предположения, что Лев Исавр еще в юности хорошо владел арабским языком, а также испытывал на себе влияние мусульманских идей. Впервые будущий император выдвинулся в правление Юстиниана II, или вернее, в период его борьбы за отеческий престол с другими претендентами. Выказав себя верным сторонником Юстиниана, Лев возвысился, когда его покровитель вернулся в Константинополь.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Мир с остготами удалось достигнуть, но он оставался непрочным. Было очевидно, что германцам тесно на отведенной им территории и они не станут ею довольствоваться. Единственный способ обезопасить пределы Византии от их набегов — это указать Теодориху направление экспансии, выгодное империи. Зенон принимает решение отдать остготам не принадлежащую ему Италию. Он рассчитывал, что возведенный им в сан римского патриция и в принципе согласный на положение федерата Теодорих будет там более удобным правителем, чем совершенно независимый Одоакр...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Выдающиеся русские ученые —Жуковский, Менделеев, Чаплыгин — создали теорию, а Можайский изобрел аэроплан с паровым двигателем. Можайский построил и испытал самолет задолго до братьев Райт. Но история авиации берет свой стремительный отсчет именно с их первого полета, 110-летие которого отмечается в этом году.
    Украина вошла в число немногих стран, которые обладают технологиями создания летательных аппаратов и авиационных двигателей. Мы горды тем, что есть в Украине коллективы, благодаря которым жива одна из самых наукоемких и престижных отраслей экономики — авиационная.
    110-летие авиации связано с еще одной значительной датой — 110-летием со дня рождения основателя ГП «Ивченко-Прогресс», генерального конструктора, академика Александра Георгиевича Ивченко.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Едва ли в русской истории можно найти другого государственного деятеля, получившего столь противоречивые оценки. В значительной степени XVI в. можно назвать эпохой Ивана Грозного.
    Русский публицист XIX в. Н.К. Михайловский справедливо писал, что «при чтении литературы, посвященной Грозному, выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья «без руля и ветрил», то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.